История - Мертвец-убийца
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
В селе Свиблово скончался зажиточный одинокий крестьянин, слывший за знахаря и упыря. «Беда, - стали толковать крестьяне. - При жизни поедом всех ел; не даст покоя и после смерти». Похороны ожидались «постные», а тут затрещал мороз, загудела метель. Первым не выдержал дьякон и стал проситься накануне похорон в дальнее село навестить умирающую тещу. Отпустил поп дьякона, остался с одним дьячком. Тот прозвонил к заутрене, отпер церковь, вошел туда с попом и зажег свечи. В пустой, холодной церкви шла служба. То ли мороз, то ли покойник испугал селян, но никто из прихожан не явился к заутрене.
Заря не занималась, стояла непроглядная тьма. В окна хлестал снег, скрипели петли ставней и наружных дверей. Желтенькие крохотные свечи чуть теплились у древних образов. Вдруг дьячку показалось, что потертый церковный покров шевельнулся на мертвеце. Глянул еще раз: у мертвеца шевелится борода, будто он дышит, уставился на царские врата.
Батюшка! У нас неладно, - пролепетал дьячок.
Что там?
Мертвец ожил, страшно мне.
Полно, неразумный, молись о Господе! - ответил поп, продолжая службу.
Дьячок отвернулся, углубился в требник. Долго ли он там читал, неизвестно.
На дворе как будто стало светать.
«Ну, слава тебе, Боже, скоро петухи закричат», - подумал дьячок, когда священник готовился стать в царских вратах, читая отпуск с заутрени. Дьячок глянул опять на середину церкви, вскрикнул в ужасе не своим голосом и лишился чувств...
Он ясно увидал, как потом рассказывал всему селу, что мертвец поднялся на одре, посидел чуточку в гробу и начал вставать - бледный, посинелый, со страшною трясущейся бородой. Священник испуганно и безмолвно глядел на него из алтаря. Мертвец, с растопыренными руками, раскрыв рот, шел прямо к попу... Когда рассвело и народ вошел в церковь, перед всеми предстала страшная картина.
Дьячок без памяти, с отнявшимся языком, распростерся у клироса. В царских вратах лежал навзничь бездыханный, с перегрызенным горлом священник, а в гробу - мертвец с окровавленными губами и бородой. Вопли и плач наполнили село. Убивалась попадья, чуть не умерла от горя и дьячиха. Но ее отлили водой; к дьячку вернулась речь, а с нею и память. Он все рассказал, как было.
Упырь, людоед! - решили крестьяне миром. - Это он загрыз батюшку. Хоронить его не на кладбище, а в лесу, и припечатать не отпускной молитвой, а осиновым колом.
Отвезли знахаря-мертвеца в самую чащу, вырыли яму, положили туда упыря и пробили его грудь насквозь острым осиновым колом: теперь не будет портить сатана неповинных людей.
Священника похоронили с честью, попадью щедро одарили, а церковь начальство за такой святотатственный казус запечатало. Остались прихожане без попа и без церкви. Ездили они, просили. Консистория все собиралась произвести следствие. Благочинный брал посильные приношения, обещал уладить дело, но церковь не открывали. Крестьяне собрались писать прошение, но не знали, куда подать.
Дело случайно дошло до сведения императрицы Екатерины. Слушая доклад генерал-прокурора и не желая списывать историю загрызенного в храме попа на суеверия и темноту народную, она наказала расследовать это дело знаменитому сыщику, главе тайной экспедиции Степану Ивановичу Шешковскому.
Шешковский с именным повелением Екатерины в кармане, переодевшись беспоместным дворянином, отправился с небольшою поклажей по назначению. В губернии он оставил чемодан с запасной форменной одеждой на постоялом дворе в уездном городке, а сам переоделся в скуфейку и рясу странника и пошел к указанному селу. Верст за двадцать до него - то было уже второе лето после события со священником и упырем - его догнал обоз с хлебом.
Куда едете?
В Овиново. А тебя Господь куда несет?
В Соловки.
Далекий путь, спаси тебя Боже, - чай, притомился?
Уж так-то ноженьки отбил.
Ну, садись, подвезем.

Подвезли извозчики до Овинова, а за ним было Свиблово, то самое село, где случилась история в церкви. Везут странника мужики и толкуют о свибловских: всех знают, всех хвалят, мужики добрые, не раз хлебом у них торговали. «Что же, храм Божий есть у них?» - «Нетути, закрыли из-за Господней немилости, благочинный скоро обещает открыть, да дорожится». - «Кто же будет попом?» - «Два дьякона ищут, ихний и овиновский». - «Кого же хочет мир?» - «Овиновского, подобрее будет; ихний злюка и с женой живет не в ладах. Вон и его хата, на выгоне, под лесом, - выселился за реку, держит огород».
Странник у околицы поблагодарил извозчиков, выждал вечера и зашел к дьякону. Хозяина не было, но дьяконица пустила его в избу. Ночью странник расхворался так, что ни продолжать путь, ни даже встать не мог. Воротившийся дьякон обругал жену: «Пускаешь в дом всякую сволочь, еще помрет, придется за свой счет хоронить». Услышав эти речи, странник подозвал дьякона, отдал ему свою убогую суму, просил молиться за него, а если помрет - схоронить по христианскому обряду. Дьякон подобрел и с лаской в голосе сказал богомольцу: «Ну, лежи, авось еще встанешь». День лежал больной и двух слов не произнес за все время, только охал.
Забыл о нем дьякон, возвратился ночью с огорода и сцепился с женой. Начали они корить друг друга.
Да ты что? - говорит дьяконица. - Ты убийца, злодей.
Какой я убийца, сякая ты, такая! Я слуга Божий, второй на клиросе чин... а поможет благочинный, буду и первым!
Убийца ты, перегрыз горло попу. Сам признавался.
Далее ничего было не расслышать. Хозяева вцепились друг в друга и подняли такую свару, что хоть вон неси святых. К утру все угомонилось, затихло. Странник днем объявил, что ему лучше, поблагодарил за хлеб-соль и пошел далее...
Возвратясь в город, он явился к воеводе, прося о себе доложить. И чтобы не мешкали, показал именной указ императрицы. В тот же день в Свиблово поскакала драгунская команда. К воеводе привезли дьякона, дьяконицу и дьячка.
Дьякон не узнал сперва в ассистенте воеводы гостившего у него странника. Шешковский облекся в форменный мундир и во все регалии. Дьякон на допросе заперся во всем; долго его не выдавала и дьяконица. Но когда Шешковский назвал им себя и объявил дьяконице, что, хотя пытка более не практикуется, он, на свой страх и по личному убеждению, имеет нечто употребить, и велел принести это «нечто» - изрядную плеть, веревку и хомут - и напомнил ей слышанное странником, - баба все раскрыла: как дьякон по злобе на попа вместо поездки к теще переждал в лесу, проник в церковь, лег в гроб, а мертвеца спрятал в складках пелены под одром, напугал дьячка и задушил, загрыз священника, а мертвецу выпачкал кровью рот и бороду и скрылся.
Дьякон во всем покаялся. Его осудили и сослали в Сибирь. Церковь отпечатали, овиновского дьякона, женив предварительно на дочери загрызенного священника, рукоположили в настоятели свибловского прихода. Местного благочинного расстригли и сослали на покаяние в Соловки.
"Статьи по теме"
 
Главная > Проклятия > Мертвец-убийца > История - Мертвец-убийца