Восемь бессмертных
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Персонажи китайской даосской мифологии, достигшие бессмертия благодаря практике дао, Люй Дунбинь, Ли Тегуай, Чжунли Цюань, Чжан Го-лао, Цао Го-цзю, Хань Сян-цзы, Лань Цай-хэ и Хэ Сяньгу. Образы их разрабатывались в эпоху Юань (XIIIXIV века) и окончательно оформились при династии Минь (XIV-XVII века). Легендарный образ Люй Дунбиня сложился уже к середине XI века. Его почитали как главного среди восьми бессмертных, он называл себя Мастером Чистого Ян, даосы же именуют его патриархом Люй и считают мастером даосской алхимии. В народных верованиях Люй святой подвижник, познавший в мирской жизни страдания и решивший служить людям в качестве заклинателя демонов, преследующих беспомощный народ. На лубках он изображается обычно с мечом, разрубающим нечисть, и мухогонкой атрибутом беспечного бессмертного, рядом с ним его ученик Лю («ива»), из остроконечной головы которого растет ветка ивы (по преданию, это дух старой ивы оборотня, которого Люй обратил в свою веру). Его описывают также как очень доброго старика с чайником, продающего растительное масло, а иногда изображают с мальчиком на руках (словно желая иметь много сыновей). Люю приписывалась способность указывать путь к излечению или спасению. В легендах о Люе заметно буддийское влияние: есть буддийские толкования его искусства владения мечом как «отрубающим» все страсти и земные стремления. В позднем даосизме Люй стал почитаться как патриарх некоторых даосских сект.

В его честь недалеко от города Юнле был построен храм Чонян, известный как Храм Люй Дунбиня. Ли Тегуай (Ли «железная клюка») один из самых популярных героев цикла о восьми бессмертных. Его образ оформился к XIII веку на основе преданий о различных бессмертных-хромцах. Ли обычно изображается высоким человеком с темным лицом, большими глазами, курчавой бородой и курчавыми волосами, он хром и ходит с железным посохом. Его постоянные атрибуты тыквагорлянка с чудесными снадобьями и железная клюка. До нас дошло множество версий о причинах его хромоты. Даос Ли Сюань, познав тайны дао, оставил свое тело на попечение ученика, а душу направил в горы, предупредив, что, если не вернется через 7 дней, его тело следует сжечь. 6 дней спустя ученик узнал о болезни матери, сжег тело учителя и поспешил домой. Вернувшейся душе Ли Сюаня ничего не оставалось, как войти в тело умершего хромого нищего. По другой версии, его тело, оставленное в хижине, растерзал тигр, и вернувшаяся душа вселилась в умершего хромого нищего. Есть рассказы, в которых Ли переплывал реку на листке бамбука и продавал на базаре чудотворные снадобья, излечивавшие от всех болезней. Ли почитали как покровителя магов, его изображения служили знаком аптекарских лавок. Предания о Чжунли Цюань (или Хань Чжунли; второе имя Юньфан «облачный дом») сложились, видимо, к X веку, хотя в сонм даосских бессмертных вошел при династии Юань в XIII-XIV веках (в ряде даосских сект его почитали как патриарха). По поздним преданиям, ханьский император отправил его покорять тибетские племена. Победа казалось такой близкой, когда над полем брани пролетел бессмертный (вероятно, Ли Тегуай), решивший наставить командующего императорскими войсками на путь (дао). Он подсказал неприятелю, как одержать победу, войско Чжунли было разбито, а сам он бежал в пустынные земли. Полный отчаяния, он обратился за советом к монаху, тот отвел его к Владыке Востока, посоветовавшем Чжунли отказаться от помыслов о карьере и отдать все силы постижению дао. Тот так и сделал, он занялся алхимией и научился превращать медь и олово в золото и серебро (раздавал их беднякам в голодные годы). Однажды перед ним раскололась каменная стена, и он увидел нефритовую шкатулку с наставлениями о том, как стать бессмертным. Чжунли внял им, и к нему спустился журавль, сев на которого герой улетел в страну бессмертных. Чжунли изображается обычно с веером, способным оживлять мертвых. Чжан Го-лао (лао, «почтенный») до того, как стать одним из восьми даосских бессмертных, прославился как герой при императоре Сюань-цзуне из династии Тан (VIII век). Самые ранние записи описывают его как даоса-мага. Ему также приписывалась способность предугадывать будущее и сообщать о событиях далекого прошлого. Его изображают в виде старца даоса с бамбуковой трещоткой в руках, нередко сидящим на осле лицом к хвосту. Лубки с его изображениями (Чжан подносит сына) часто вешали в комнате новобрачных. По-видимому, здесь произошла контаминация его образов Чжана и Чжан-сяня, приносящего сыновей. Бессмертный Цао Го-цзю был сыном первого министра Цао Бяо при сунском государе Жэнь-цзуне (XI век) и младшим братом императрицы Цао. Он, презиравший богатство и знатность, мечтал о «чистой пустоте» даосского учения, потому ушел из дворца и стал бродягой. Государь подарил ему золотую пластину с надписью: «Го-цзю повсюду может проезжать, как сам государь». Когда перевозчик через Хуанхэ потребовал с него деньги, тот предложил вместо платы пластину, и спутники стали кричать ему здравицу, а перевозчик обмер от испуга. Сидевший в лодке даос крикнул ему: «Коль ушел в монахи, чего являешь свое могущество?» Цао на вопрос монаха, может ли он выбросить табличку в реку, так и поступил, чем изумил всех, но не даоса (это был Люй Дунбинь), который пригласил его с собой. Цао Го-цзю изображается обычно с пайбань (кастаньетами) в руках и считается одним из покровителей актеров. Он позже остальных вошел в состав восьми бессмертных. К эпохе Сун относятся и первые записи о Хань Сяне, племяннике знаменитого мыслителя и литератора Танской эпохи Хань Юя, рационалиста и конфуцианца. Основные легенды о Хань Сяне призваны показать превосходство даосов над конфуцианцами. По одной из них, когда Хань Юй во время засухи безуспешно вызывал дождь, Хань Сян оросил землю, призвав дождь и снег, обойдя усадьбу дяди. В другой раз на пиру у дяди он наполнил таз землей и на глазах гостей выросли два прекрасных цветка, среди которых проступали золотые иероглифы с пророческим двустишьем (о грядущей ссылке Хань Юя за выступление против буддизма и его встрече с племянником, который явился к нему во время пурги на горном перевале и всю ночь рассказывал о даосских таинствах, доказывая превосходство своего учения. На прощание Хань Сян подарил дяде фляжку из тыквы-горлянки с пилюлями от малярии и исчез навсегда). Хань Сян изображался также с корзиной цветов в руках и особо почитался садовниками. Лань Цай-хэ, ставший одним из даосских бессмертных в X веке, описывается как юродивый в рваном синем платье (Лань означает «синий») и одном сапоге (летом утеплял халат ватой, а зимой валялся на снегу). Он бродил по базарам, распевая песни и прося на пропитание. Деньги, которые ему давали люди, Лань нанизывал на длинный шнур и тащил его за собой. Временами он терял монеты, раздавал их встречным беднякам или пропивал в винных лавках. Подле озера Хаолян, когда он бражничал в лавке, в облаках показался журавль и послышались звуки тростниковой свирели и флейты. В тот же миг Лань поднялся на облако и, сбросив вниз сапог, платье, пояс и кастаньеты, исчез. Иногда Ланя отождествляют с сановником Чэнь Тао, будто бы ставшим бессмертным, и с отшельником X века Сюй Цзянем. Со временем появились сюжеты о встрече Ланя с другими даосскими бессмертными (при этом он утратил первоначальные атрибуты кастаньеты-пайбань и флейту: первые перешли Цао Го-цзю, а флейта к Хань Сянцзы), его стали изображать с корзиной с хризантемами или веткамии бамбука и почитать как покровителя садоводства (а не музыкантов, как прежде). В фольклоре вечно юный Лань превращается в фею цветов, хотя нередко сохраняет и мужское обличье. Единственной женщиной среди восьми бессмертных является Хэ Сяньгу (букв, «бессмертная дева Хэ»), Видимо, в ее образе слились несколько преданий о девицах, носивших фамилию Хэ. Считается, что на путь бессмертия ее направил сам Люй Дунбинь, хотя в середине XI века, когда предания о Хэ получили широкое распространение, они не были связаны с легендами о Люе (поначалу он помогал другой девице Чжао, с которой образ Хэ и объединился немногим позже). К концу XVI века Хэ Сяньгу воспринимали как богиню, сметающую цветы персикового дерева подле Небесных врат, и неизменно связывали с Люем. Именно по его просьбе Небесный государь включил Хэ в группу бессмертных, а Люй, спустившись на землю, наставил на путь дао другого человека, который заменил его подопечную у Небесных врат. Деву Хэ изображают с цветком белого лотоса (символ чистоты) на длинном стебле, изогнутом подобно священному жезлу жуй (жезлу исполнения желаний), иногда в руках или за спиной у нее корзина с цветами. По другим версиям, ее атрибут бамбуковый черпак. Злая мачеха заставляла девочку трудиться на кухне целыми днями. Хэ проявляла исключительное терпение, чем тронула Люя, и тот помог ей вознестись на небеса. В спешке она захватила с собой черпак, поэтому деву Хэ почитают и как покровительницу домашнего хозяйства. Кроме отдельных преданий есть и рассказы о совместных деяниях бессмертных (о путешествии за море, о посещении хозяйки Запада Сиванму и пр.).

 

 ВОСЕМЬ БЕССМЕРТНЫХ (БА СЯНЬ)

 
Главная > Мифологический словарь > В > Восемь бессмертных

Реклама