История - Царица Элисса и Карфаген
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Почти за полвека до основания Рима в Тунисский залив зашли корабли, прибывшие из финикийского города Тира. На берег сошли беглецы: Элисса, старшая сестра тирского царя Пигмалиона (Пумийатона), и ее соратники.
Совсем недавно правил в Тире царь Мутон, или Метен. У него были сын Пигмалион и дочь Элисса, которую он выдал за Ахерба, верховного жреца бога Мелькарта. Тот был сказочно богат, и потому, став царем после смерти отца, Пигмалион задумал отнять у зятя его добро. Однако Ахерб спрятал сокровища, и даже самые верные царские слуги не могли ничего выведать о них. Пигмалион, человек жестокий и алчный, повелел убить Ахерба. Злодеяние свершилось у алтарей богов, убийцы вонзили верховному жрецу копье в спину. Однако же Пигмалион не достиг желаемого: смерть хозяина несметных богатств не приблизила царя к ним.
Не решаясь открыть убийство верховного жреца, царь приказал бросить его в ров и, боясь мести сестры, скрыл от нее свое позорное деяние и стал с ней обходителен, добр и учтив. Но и цари не властны над мертвыми: однажды ночью Элиссе явился призрак убитого мужа. Он рассказал ей о своей гибели, о сокровищах и посоветовал с верными людьми бежать из Тира. Так она и сделала. Отыскав богатства, царевна собрала самых знатных людей, среди которых был и предок знаменитого полководца Ганнибала, и снарядила флот.
Ночью корабли тайно покинули гавань и направились на Кипр. Хотя изгнанников дружелюбно приняли все, в том числе и жрецы Баал-Хаммона и Астарты, остаться здесь беглецы не могли: Кипр слишком близок к Тиру, да и власть тирского царя распространялась на остров. Решено было двигаться дальше. Вместе с финикийцами в путь пустилась и часть киприотов. После долгого плавания они прибыли к заливу у побережья Северной Африки. В свое время Элиссе было предсказано основать новый город там, где она найдет череп коня. И вот, идя вдоль побережья и время от времени высаживаясь на берег, беглецы нашли череп коня. Это было знаком - надлежало обосноваться здесь. Много веков спустя на карфагенских монетах часто изображался конь.
Недалеко от этого места располагалась финикийская торговая фактория Утика (основанная еще в конце XII века до н.э.): ее жители даже присылали к Элиссе послов с дарами, желая почтить родственников по крови. Возможно, они хотели поселиться в Утике, но для вновь прибывших места не нашлось. Как бы то ни было, земли, где захотели остаться путники, принадлежали местному населению - ливийцам. Среди них были как кочевники-скотоводы, так и земледельцы, предводители этих племен считались царями.
Так вот царь Гиарб враждебно встретил переселенцев и даже воспрепятствовал их высадке. Не желая открытых конфликтов, хитрая Элисса попросила царя продать ей такой кусок земли, который охватит воловья шкура. Царь рассмеялся: неужто чужакам не ведомо, что на шкуре вола даже им самим не уместиться - не то что построить поселение! - и легко согласился на это условие.
Ночью по приказу Элиссы тирийцы располосовали сырую шкуру на тонкие узкие ремни, связали их и обтянули ими холм - место их будущей крепости. Наутро изумленный ливийский царь был вынужден отдать Элиссе всю очерченную территорию.
Так благодаря находчивости красавицы Элиссы была заложена цитадель Бирса («Шкура»), сердце будущего Карфагена, получившего от беглецов из Тира и с Кипра имя «Новый город». По-финикийски это звучало как Картхадашт, по-гречески Кархедон, а по-латински Картаго. И поскольку Элисса была женщиной царского рода, она и стала первой правительницей Нового города. Несколько лет она царствовала в Карфагене. Город вырос, появился порт. Правда, карфагеняне были вынуждены платить дань ливийцам. Между тем царь Гиарб загорелся страстью к Элиссе и потребовал, чтобы она вышла за него. Царица собрала советников. И те, боясь ливийского царя, ибо сил у Карфагена тогда было очень мало, посоветовали царице согласиться. Однако Элисса не захотела стать женой ливийца. Притворно заявив о согласии и сделав вид, что готовится к свадьбе, Элисса приказала соорудить огромный костер. И когда он запылал, взошла на него и сгорела в его пламени. Одни рассказывали, что она закололась и в огне сожгли ее тело, другие - что она живой взошла на костер и погибла мучительной смертью, предпочтя ее ненавистному браку. Вплоть до падения Карфагена на месте гибели царицы ей возносили почести как богине. У Элиссы не было детей, и так как с ее смертью отпрысков царского рода в городе не осталось, Карфаген стал республикой.
Римский поэт Вергилий представил гибель Дидоны как акт отчания женщины, покинутой возлюбленным. Любовь Дидоны и Энея, двух изгнанников, - самая человечная во всей античной поэзии. Они соединяются в грозу, во время охоты, в горной пещере: молнии им вместо факелов и стоны горных нимф вместо брачной песни. Этому радуются Юнона и Венера. Венера не хочет для сына дальнейших испытаний, Юнона не желает, чтобы в Италии возвысился Рим, грозящий ее Карфагену. Однако Энею писана иная судьба, и за этой судьбой следит Юпитер. Он посылает во сне к Энею Меркурия: «Не смей медлить, тебя ждет Италия, а потомков твоих ждет Рим!» Эней мучительно страдает. «Боги велят - не своей тебя покидаю я волей!..» - говорит он Дидоне, но для любящей женщины это пустые слова. Она молит: «Останься!.. Помедли!.. Побойся! Если будет Рим и будет Карфаген, то будет и страшная война меж твоими и моими потомками!» Тщетно. Она видит с дворцовой башни дальние паруса Энеевых кораблей, складывает во дворце погребальный костер и, взойдя на него, бросается на меч. Так Вергилий описал одну из красивейших любовных историй древности, к которой возвел извечный конфликт потомков двух разлученных сердец - Рима и Карфагена.
 
Главная > Мифические женщины > Царица Элисса > История - Царица Элисса и Карфаген